Разделы сайта
Наш опрос
Главные новости
МНПЗ выходит на новый качественный уровень
На Мозырском нефтеперерабатывающем заводе с вводом инвестиционного проекта «Строительство комплекса гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков» глубина переработки нефти повыситься до 90%.Реализация этого проекта даст возможность нарастить объемы выпуска дизельного топлива и гидроочищенного вакуумного газойля. Отбор светлых нефтепродуктов возрастет до 66%. А мощности по переработке нефти сохранятся на уровне 12 миллионов тонн в год.
открытый чемпионат «Динамо» по практической стрельбе в Мозыре
В г. Мозыре состоялся открытый чемпионат организации БФСО «Динамо» по практической стрельбе среди руководителей подразделений правоохранительных органов Полесского региона. Были определены победители. Это Лельчицкий РОВД, Ельский РОВД, Мозырский погранотряд.
Мозырские программисты в числе сильнейших
В очередной раз программисты Мозырского клуба юных пожарных вернулись с наградами 18 Всероссийской командной олимпиады школьников по программированию, которая состоялась в г. Санкт- Петербург. В региональных отборочных соревнованиях участвовало более 1000 команд из 13 стран. В отборочном этапе необходимо было решить 11 задач.
Седьмые Международные игры боевых искусств
Седьмые Международные игры боевых искусств на современных спортивных площадках состоялись в г. Минске. В соревнованиях выступили более 450 спортсменов из 10 стран Европы и Азии. Мозырянин Александр Зуев выиграл Кубок мира Всемирной конфедерации карате в разделе «ката индивидуальное рэнгокай». Наш земляк выступал в стиле шито-рю. Серебряными призерами кубка Европы Гичина Фунакоши Всемирной федерации шотокан карате-до Объединенных Наций в разделе «ката командное» стали юные спортсмены Никита Зелимов, Владислав Яворский, Иван Кедыш. Поздравляем победителей!
Мастер класс Владимира Хрыщановича в Мозыре
Совсем недавно в г. Мозыре состоялся мастер- класс ведущего хирурга- флеболога Беларуси Владимира Хрыщановича для своих коллег. Он познакомил мозырских хирургов с новейшей методикой оперативного лечения варикоза вен. По словам Владимира Яновича в мозырских больницах хорошая техническая база для проведения такого типа операций.
  • Войти

  • Войти с помощью:


Погода в Мозыре
Погода в Мозыре
Курсы валют в Мозыре
Полезное
Метки и теги
Архив новостей
Февраль 2018 (1)
Январь 2018 (1)
Декабрь 2017 (9)
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (4)
Март 2017 (4)
Первый-второй
Быть может
Призраки Припяти
С детства слово Чернобыль у нас ассоциируется с чем-то страшным, неотвратимым. Нам, поколению, рожденному в середине восьмидесятых, еще помнятся непонятные сюжеты в вечерних новостях, испуганные лица взрослых, и ажиотаж в аптеках, когда бабушки тоннами скупали йод и йодосодержащие препараты.
Тогда мы не понимали что происходит. Лишь чуть позже, когда шумиха улеглась, аварию ликвидировали и саркофаг надежно (но надолго ли?) укрыл тлеющий реактор, мы осознали что произошло. Нам было по пять-шесть лет, но уже тогда мы хорошо знали, что радиация невидима и всепроникающа, что от нее не скрыться, не убежать, не спрятаться в шкафу или на печке.
Каждую годовщину этой трагедии призраки Припяти встают перед нами. Мертвый, опустевший город… А ведь то был один из самых молодых городов в стране, средний возраст жителей – 26 лет. Девятый в союзе атомоград. Его считали образцовым городом, городом строителей коммунизма. Сейчас это звучит немного наивно. Нет, мы не смеемся над памятью этого города, памятью тех, кто жил и погиб там. Все это кажется, происходило за гранью иного измерения, иной плоскости бытия…
Судьба то была, природа или божья воля, но люди были жестоко наказаны за свою самонадеянность. Припять стала предвестником краха Союза. Да, после нее были и другие – Шураб на севере Таджикистана, поселок Иультин в Чукотском национальном округе, откуда люди уходили в спешке и брали только самое необходимое. Но Припять была первой.
Что сейчас, спустя более двадцати лет, творится там? Мертвая тишь опустелых улиц, от которой звенит в ушах и леденеет сердце. Обвалившийся фасад прежде передовой школы № 1. Береза, выросшая на высоком крыльце жилого дома. Детские площадки, где теперь вместо смеха и беготни, слышится лишь свист ветра в ржавых конструкциях и шорохи пробегающих зверюшек в траве.
От всего этого становится жутко и с трудом верится, что такое место действительно есть на земле. Но еще страшнее человеку, который вырос в почти таком же маленьком городке как Припять. И в моем городе был такой же типовой парк аттракционов, с до боли знакомым колесом обозрения, и высокий фасад гостиницы, которые, похоже, по всей стране строились по одному и тому же проекту.
А ведь до открытия нового парка тогда оставалась лишь пара дней. Рождаемость в Припяти не оставляла желать лучшего, и многие городские объекты были нацелены именно на детей и молодежь. Но время остановилось как в страшном сне, который продолжается четверть века и никогда не закончится. Можно до бесконечности перебирать фотографии и просматривать документальные видеоматериалы на эту тему.
Но реально ощутить масштаб этой трагедии возможно лишь самому приехав в Припять.
Прижимая к груди дозиметр как панацею от всех возможных опасностей, пройтись по широким проспектам, что строились с оглядкой на светлое советское будущее, а стали полигоном для ученых и искателей приключений.
Залитые солнцем пустынные дворы. На миг кажется что сейчас лишь обеденное затишье, и вот-вот загудит машина, выбегут, смеясь, дети, пойдут на работу взрослые… Но ничто не меняется. Опустелые дома слепо глядят на тебя слепыми глазницами разбитых окон.
Заходим наугад в один из подъездов, перед этим клятвенно пообещав проводнику не соваться куда не следует. Многие строения в Припяти находятся под угрозой обрушения.
После солнечного дня глаза еще не привыкли к полумраку заброшенного подъезда, пыль лезет в глаза и нос. Жутко хочется чихать. Искореженные створки почтовых ящиков местами распахнуты настежь, а местами плотно закрыты, будто хозяева боятся кражи своих журналов и газет.
Наш гид, загадочно улыбаясь, проводит нас к лифтовому стволу. Здесь можно увидеть одно из граффити, что оставили французские туристы. У лифта, створки которого так и остались полуприкрытыми в пустоту, нарисована на стене маленькая девочка, тянущаяся к кнопке вызова. А точнее, ее черный контур. Ребенку не хватает роста, он тянется изо всех сил, чтобы вызвать лифт, который никогда не придет.
Подобные танцующие, играющие или прячущиеся фигурки можно увидеть по всему городу: на гостинице «Полесье», на крыше, где тень маленького мальчика, тянущего за собой машинку на веревке, черным углем впечаталась в вечность. Такое могло прийти в голову только иностранцам. Наши соотечественники никогда бы отважились придать еще больше жути и без того страшному месту.
Поднимаемся на обзорную площадку. Дует холодный ветер, бьет в лицо, заставляя отворачиваться. Дозиметры в руках шипят и пощелкивают, показывая опасную дозу облучения. На площадке можно находится не более 15 минут. С высоты открывается только общий вид на станцию и саркофаг. Можно лишь догадываться какой ад творился здесь в первые часы после аварии.
По иронии судьбы природа снова отвоевала свои владения, покинутые людьми. Чернобыльская зона превратилась в уникальный в своем роде заповедник. На улицах Припяти можно увидеть следы оленей, волков, лисиц. Звери чувствуют себя вольготно здесь, словно знают, что прежние обитатели уже не хозяева в мертвом городе. В пруду – охладителе в изобилии расплодились огромные сомы и сотрудники станции кормят их булками…
После возвращения одежду и обувь мы сжигаем. И не испытываем сожаления. Пусть это напоминает языческий обряд, но все это мы приносим в жертву памяти той роковой апрельской ночи. В эту ночь мы не ложимся спать, а зажигаем свечи и молимся о тех, кого нет с нами.
Мы помним. Мы скорбим…
  • Комментарии [0]
  • Просмотров: 1 285 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.