Разделы сайта
Наш опрос
Главные новости
Мастер класс Владимира Хрыщановича в Мозыре
Совсем недавно в г. Мозыре состоялся мастер- класс ведущего хирурга- флеболога Беларуси Владимира Хрыщановича для своих коллег. Он познакомил мозырских хирургов с новейшей методикой оперативного лечения варикоза вен. По словам Владимира Яновича в мозырских больницах хорошая техническая база для проведения такого типа операций.
Европейские хоккейные игры 2019 и чемпионат мира по хоккею в 2021
В 2019 году в Беларуси пройдут вторые Европейские игры, а в 2021 году наша страна совместно с Латвией примут чемпионат мира по хоккею. В связи с этим Министерство транспорта и коммуникации Беларуси планирует несколько проектов. Это прежде всего реконструкция дорог Минск – Гродно, Минск – Микашевичи, Гомель – Кобрин, строительство второй взлетно – посадочной полосы в Национальном аэропорту. Будут вложены средства в дорожную инфраструктуру в районе города Полоцка.
Соревнования среди пожарных Гомельщины
Восемь пожарных команд Гомельщины собрались в очередной раз в городе над Припятью. Соревнования состояли из пяти этапов. Каждый вид соревнований включал еще и практические упражнения. Одним из сложных было следующее задание: в полном снаряжении проникнуть в горящее помещение, обнаружить пострадавших и помочь им выбраться. По итогам соревнований победителями стали дежурная смена Жлобинского районного подразделения МЧС, на втором месте – команда Гомельского городского подразделения МЧС, на третьем месте – дежурная смена Мозырского районного подразделения МЧС ( по г. Гомельская правда от 03.10.2017).
ХХ Манхэттенский фестиваль в Мозыре
С 5 по 8 октября 2017 года в кинотеатре «Мир» состоялись показы в рамках ХХ Манхэттенского фестиваля короткометражных фильмов. Фестиваль одновременно проходил более чем в 250 городах мира. В Беларуси к проекту подключились города Минск,Брест, Витебск,Гродно, Могилев и наш родной Мозырь.
Гости их Голландии в ГПУ
23 года длится дружба государственного педагогического университета имени И. Шамякина с Фондом помощи детям, пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС из Нидерландов. В свой нынешний визит голландцы познакомились с историей и учебно - методической базой университета, культурными и образовательными традициями. Во время встречи были определены направления дальнейшего сотрудничества.
  • Войти

  • Войти с помощью:


Погода в Мозыре
Погода в Мозыре
Курсы валют в Мозыре
Полезное
Метки и теги
Архив новостей
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (4)
Март 2017 (4)
Февраль 2017 (12)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (12)
Первый-второй
Быть может
Мозырь: история. Мозырь в составе ВКЛ и Речи Поспалитой часть 3

Уж так случилось, что в конце XVIII века историческая судьба Мозыря вновь свела его с русским государством. Ослабленное многочисленными войнами с внешними врагами, непрекращающимися внутренними неурядицами и шляхетской анархией Речь Посполитая, начиная с 1762 года, подвергается территориальным разделам между сильными ее соседями: Австрией, Пруссией, Россией. В результате второго раздела этого некогда мощного и грозного государства, происшедшего в 1793 году, Мозырь и территория Мозырского уезда переходят в состав Российской империи.

 

В описании этого периода истории Мозырщины хочется упомянуть двух несомненно интересных людей. В конце XVI века в г. Мозыре жил Стефан Лован, который занимал скромный пост земского судьи. В 1592 году он был вызван в Главный Литовский трибунал по доносу Стефана Лозки, который обвинял Лована в атеизме. В те времена, когда средневе-схоластика преследовала и душила любую, отошедшую от церковных канонов, вольную мысль, это было очень серьезным обвинением. Как сказано в "Позове одному русскому секты Епикуровой", Лован утверждал, "… души в человеку, раю и пекла нет и, судного дня не будет, и человек, яко пес кровью альбо бидле сходит, и што колвек есть на свете, то все само през себе, земля, древо, вода и ншие речи сталосе, и так веки веком будет, и кому же лихо тут  пекло, а кому доброе тут рай…" Это высказывание Стефана Лована утверждает нас в мысли, что он был действительно атеистом и материалистом и уже, конечно, человеком очень смелым. Неизвестно, где С.Лован получил образование, под чьим влиянием формировались его взгляды, были ли у него последователи, но представляется возможным, что в период западноевропейского ренессанса, отголоски которого, вполне вероятно, достигали и глухих уголков белорусского Полесья, мысли С.Лована нашли для себя благодарную среду. Во всяком случае, Главному Литовскому трибуналу не раз пришлось заниматься делом мозырского судьи. Правда, чем закончилось это разбирательство, нам к сожалению, не известно.

 

Рассказ о втором человеке, жившем через 200 лет после Стефана Лована, связан с мрачными застенками Соловецкого монастыря. Соловецкий острог оставил о себе недобрую память. На острове, омываемом холодным Белым морем находились в заточении многие неугодные властителям Российской империи люди. Заключенные содержались здесь в земляных ямах и в подземельных казематах, где было холодно, сыро, тесно и грязно. Здесь закончили свою карьеру соратники Петра I: П.П. Толстой, В.Л. Долгорукий, последний кошевой атаман Запорожской Сечи Петр Кальнишевский. Как рассказывает Валентин Грицкевич, трагическая судьба привела сюда 28 сентября 1794 года и 38-летнего обедневшего мозырского шляхтича Язепа Еленского, которого по приказу русской императрицы Екатерины II привезли в Соловецкий монастырь "для неисходного под стражей пребывания". Чем же так напугал великую властительницу империи бедный мозырский шляхтич? После смерти отца, случившейся осенью 1792 года, Еленский направляется в Санкт-Петербург, под впечатлением событий Великой французской буржуазной революции и польского восстания под руководством Тадеуша Костушко, начинает заниматься деятельностью противоречащей законам Российской империи.

 

В 1794 году он был арестован по доносу капитана Цыбульского. У него при аресте были найдены три рукописи. Одна из них выглядела как народный манифест и была адресована королю Речи Посполитой. В ней объявлялось о ликвидации крепостного права, король признавался равным с людьми других сословий, ее лозунг: "Свобода, равенство, братство". Под манифестом было написано: "Сложено в отличном городе Кракове, 10 апреля 1794 года", — именно в этом городе Польши началось восстание Т.Костюшко. Второй документ — присяга короля, который отменял крепостное право, объявлял свободу вероисповедания (что было очень важно именно для Белоруссии) и равность граждан; должны были быть сожжены все бумаги, закреплявшие помещичье право на землю и крестьян, утверждена выборность духовных и гражданских должностных лиц.

 

Третий документ — неоконченное обращение ко всем народам Речи Посполитой без даты и подписи. В нем писалось: "И цего ж любезнейшие братья в течение тысячи с лишним лет вашей неволи не ипытали, чего не перетерпели… Например, не одного из вас, невольников, горяч барин, рассердясь на лошадь, человека убил, за небрежный удар собаки барской — человека замучил, за неснятие шапки перед барином — до смерти засек, за разбитие стакана — зубов несколько или жизнь потерял. С одного неудовольствия господина один ли из вас в воде утоплен, повешен, в огне сжарен, в кипятку обварен, в кандалах сгноен, в тюрьме червям скормим, на морозе сморожен и прочее. И того не случилось ли, ежели барину понравилась ваша жена, дочь, сестра или не дозволили на беззаконие, сколько то вас тысяч омертвлено, и один ли с вас променян на лошадь, на собаку, на свинью, на какую-нибудь безделицу баранину, один ли на карту поставлен, продан на деньги от жены, детей, от родителей и родни, несмотря на слезы и плачевые рыдания хуже, как скотину какую". За хранение подобных документов Еленскому угрожала виселица, но он пошел на хитрость и написал в мае 1794 года прошение о принятии православной веры и ссылки в какой-нибудь монастырь. Власти согласились. При переходе в православную веру Еленский получил имя "Алексей".

 

Но в Соловецком монастыре, куда он был отправлен в ссылку, наш земляк не отказался от своих взглядов. 27 июня 1794 года Еленский передает местному архимандриту рукопись. " Благовесть к Израилю российскому", полученную якобы им от одного камердинера. Павел Г, ознакомившись с рукописью, говорил о "дерзости, неистовстве и коварстве сочинителя". В этом документе проповедовалось единство славянских народов в борьбе против царизма. Но здесь, критикуя существующие порядки, автор ничего не может сказать о будущем страны, обрисовать ее перспективу. Он идеализирует время Петра I. После смерти императора Павла в 1801 году и воцарения Александра I, Еленский был выпущен из Соловецкого острога. Но годы тюрьмы не прошли даром: утомленность, разочарованность (подавлено восстание Костюшко, не решила многие проблемы французская революция, практически никаких надежд на перемены в политической и социальной жизни в Российской империи), физическая немощь, психическая неуравновешенность и нищета. Еленский долгое время скитался по городам страны пока его не забрали в Алексаидро-Невскую лавру, где он стал сторонником фанатичной секты скопцов. В 1804 году его за распространение скопической ереси выслали в Суздаль, в Спасо-Ефимьев монастырь, где он и умер 23 марта 1813 года.

 

Продолжая разговор о духовной жизни населения Мозыршины в период позднего средневековья и начале нового времени, мы не можем обойти вниманием религию. С конца XVI века здесь красной нитью протянулось соперничество двух основанных ветвей христианства: православия католицизма. Описывая эту сторону жизни города, мы несколько нарушим хронологический порядок изложения событий и пригласим читателя заглянуть сразу в историю Мозыря конца XIX — начала XX века. Но нам такое положение представляется оправданным, поскольку сохраняет целостность рассказа по указанной теме с XVI века до наших дней, и поскольку читатели смогут узнать в описываемых объектах некоторые постройки, сохранившиеся до XX века, и места на территории современного города, где происходили исторические события, о которых пойдет речь.

 

Давайте еще раз вместе с краеведом А.И. Круковским проследим по плану города 1769 года именно эту тему.

 

К старым постройкам, которые существовали во второй половине XVIII века и часть которых сохранилась до наших дней, принадлежат следующие: возле нижнего левого угла — цифра I — Базилианский монастырь который был расположен на современной Ясной Горе (заметки А.И. Круковского были написаны в 1926-1927 годах нашего столетия и, по всей видимости, автор имел ввиду место в районе сохранились только куски кирпичей да предание, что монастырь был закрыт по приказу Николая I за беспутства монахов и еще одна легенда: "Около монастыря рос большой лес, где водились даже медведи. Недалеко от монастыря жила красавица-девушка, в которую влюбились монах и настоятель монастыря. Девушка отдала предпочтение монаху. Проведал об этом настоятель и задумал убить монаха. Завел монаха в лес, убил там, привязал ему на шею камень и бросил в озерцо. Через некоторое время возле озерца проходил медведь и начал в нем купаться, и учуял запах человека. Медведь нырнул и вытащил тело монаха на берег, но не тронул его. Через некоторое время монаха нашли люди и узнали, кто его убил и за что. После этого мозырь был закрыт".

 

Направо от этого места цифра 2 обозначен крест, который есть и сейчас (у дороги в деревню Слобода). В пояснительной записке к плану 1769 года есть сведения, что этот крест постановлен здесь миссионерам, а согласно преданий некоторых поселян, что крест поставлен на место, где захоронены жертвы чумы (подобные захоронения есть по улице Гоголя у т.н. "Яного Рва"). Спускаясь отсюда по горе вниз к реке, встретим церковь, которая называется "Пятницкая", или "Парассеевская". В "Минских епархиальных ведомостях" №11 от 1 июня 1884 года находим допущение, что она насчитывала тогда 150 лет, а поэтому является самой старой в городе.

 

В " Историческом очерке Минской губернии в начальную пору существования Русского государства" А.Говорова, Минск, 1910 "на странице 38 находим сведения, что в XI — XII веках в Мозыре уже существовал женский Параскевичский монастырь. Никаких же сведений о существовании в городе другой Параскевичской церкви, кроме той, которая есть, нет, поэтому можно предположить, что в 1884 году само здание названной церкви могло и насчитывать 150 лет, а сама церковь была основана значительно раньше (церковь находилась в районе современной Примостовой площади). Под №4 находится Михайловский собор. Выше его, под №5 обозначена Михайловская церковь, известная уже как Базилианская в середине XVI века.

 

С нею (обозначена цифра 7) находится большая Спасская церковь, которая существовала уже в середине XVI века. Возможно, что этой церкви и гора получила название "Спасской". Вправо от Спасской церкви была еще какая-то церковь (обозначенная цифрой 6), на месте ее сейчас находится каплица.

 

Выше Спасской церкви и каплицы находится Мозырская крепость-замок (по всей вероятности, к тому времени, о котором идет речь, правильнее было бы сказать: находилась), от чего и гора получила название "Замковой горы" (сгорел от удара молнии во время грозы в 1934 году), основанный в 1730 году. Цифрой 2 обозначен Бернандинский монастырь, основанный в 1645 году, сейчас это Михайловский собор, а при нем здание, где были расположены монашеские кельи. Под собором склеп, в котором есть трупы, а из этого склепа был как будто ход даже до предместья — Кимборовки.

 

В Кимборовке уже были два монастыря, возле цифры 12 — женский ордена Цистерсок, около "13" — женский ордена Мариовиток (первый принадлежит теперь гребной базе спортивного общества "Динамо" и католической общине города, в постройках второго с конца XIX века были размещены производственные мощности спичечной фабрики "Молния", а в настоящее время — мебельной фабрики).

 

К относительно старым зданиям А.И. Круковский причисляет и большую синагогу, которую, судя по надписи на ней насчитывало уже 91 год, а согласно и преданию около 130 лет.

 

А вот какие сведения можно подчеркнуть непосредственно из архивных документов. Как характерную черту внутренней истории Мозыря тех времен можно отметить активную борьбу горожан с унией. В 1597 году Сигизмунд III дал духовенству Мозыря свободу от подчинения воеводе и гражданским властям. В замке на Спасской горе находилась церковь Святого Спаса, а по другую сторону горы Михайловского собора — Николаевская церковь. В XVI веке в Мозырьском повете, было два церковных прихода — Спасский и Михайловский. Местные влиятельные помещики Оскерки, тогда еще православные, защищали единоверцев от католического духовенства и с их помощью горожане вели открытую и успешную борьбу, например, против базилианских монахов, пытавшихся обосноваться в городе.

 

Особенно активно католицизм начал проникать на Мозырщину после того, как в 1615 году Сигизмунд III выдал фундуш для первого костела в городе. Этот костел был воздвигнут усилием Балтазара некого в 1616 году. В 1615 году жена мозырского маршалка Анна Гулевич отказала духовенству свои имения, в том числе двор и участок в г. Киеве, где впоследствии была основана Киевская духова академия.

 

В 45 году Мозырский полковник Стефан Лозка пригласил в город бернандинских монахов, для которых к 1648 году был выстроен костел и монастырь (кляштор). Костел был сооружен на Спасской горе получив имя св. Михаила. Постройки эти, будучи деревянными, были уничтожены во время войн середины и второй половины XVII века. Правда, костел был восстановлен Мозырским маршалком Оскерко в 1750-ые годы. Ведь основателями его вблизи приходского (фарного) были все те же Оскерки, но уже католики.

 

14 марта 1647 года мозырский староста Король Иероним Ходкевич отвел землю под католический монастырь на Гуринском пляцу без указания границ и местоположения. По всей вероятности здесь был в последствии построен женский монастырь ордена св.Марии (нынешняя мебельная фабрика по ул.Гоголя). Богатые землевладельцы — католики при жизни или в завещаниях делали монастырям богатые подарки или за условленную плату покупали себе на монастырской земле места — пляцы для собственных усыпальниц. Так, например, по духовному завещанию Юрия Ярошевича от 12 января 1666 года жертвовались пятьсот злотых на молитву и пляц в одном из Мозырских монастырей. Аналогичные пожертвования поступили 1673 года от Анастасии Ельской, 10 июля 1677 года от мозырског бургомистра Федора Селковича и т.д. За каждый пляц монахи брали чинш — два рубля серебром.

 

Во второй половине XVII века — в XVIII веке в Мозыре, судя по источникам, находят пристанище монахи различных католических орденов, надеясь обратить в свою веру местное население, которое продолжало в большинстве своем исповедовать православие. В 1673-1674 годах недалеко от Мозыря, в местечке Юревичи обосновались, благодаря усилиям ксендза Мартина Туровского, иезуитская миссия. В 1730 году иезуитский костел был построен в Мозыре. По некоторым данным в начале XVIII века в городе должны были быть образованы два цистерианских монастыря — мужской и женский — по фундушу 1711 года подчашего киевского Сигизмунда Шукшиты. Новые фундуши были пожалованы Августом II в 1713 году и Августом III в 1742 году. В 1787 году около Мозыря был сооружен францинсканский монастырь. При Ангельской, Темной долине, и Самборе (название урочища), согласно фундуша новогрудского кастеляна Гедема Еленского и стараниями ксендза Бенедикта Рожанского, 1744-1745, годах был открыт единственный в Литве монастырь женского католического ордена цистерсок, переселившихся на Кимборовку из Вильно в 1752 году. В это время существовал в Мозыре и православный Параскиевский монастырь, который в 1720 году относился к Брагино-Селецкому монастырю. Правда к концу XVIII века он пришел в такое ветхое состояние, что его пришлось закрыть. Позже на его месте была сооружена Пятницкая церковь, а монастырские земли поделены между шляхтой. Наконец, в начале XVIII века в Мозыре утвердилась базелиане во главе с Тадеушем Янкевичем. С ним долго боролся ланд войт Опока, опиравшийся на поддержку Оскерков. В 1747 году протопоп Мозырский Федор Савицкий доносил слуцкому архимандриту, что из 50 церквей в его ведомстве осталось только 7, а остальные "отняты на унии".

 

27 марта 1793 года был опубликован указ о присоединении бывших польских областей к России, в том числе и Мозырского повета. 2 марта 1794 года в Мозырский округ был назначен благочинный Петр Миткевич и уже в мае этого года основная масса приходов была воссоединена с православной церковью (Барборов, Михалки, Наровля, Сидельники, Скрыгалов), в июне — Юревичи. К 16 июня 1795 года было воссоединено 13 приходов. 4 августа 1795 года состоялось торжественное открытие Минской губернии.

 

Еще в 1773 году вышла булла паны Климента 14. "Dominus et reolemptor nostor", запрещавшая деятельность иезуитского ордена, но окончательный запрет этого ордена последовал в 1820 году. В начале 30-х годов XIX века, после польского восстания 1830-31 гг. стали закрывать католические монастыри и костелы. Вот опись, составленная 19 октября 1832 года при закрытии монастыря мариавиток (монастырская земля):

 

— под церковью и кладбищем — 166 сажен;

 

— под монастырским строением и двором — 1370 сажен;

 

— под овощным огородом — 924 сажени;

 

— под варивным (пахотным) огородом — 1314 сажен;

 

— под домом Заседателя Мозырского Замкового суда Заболотского — 274 сажени.

 

Всего — 1 десятина 1647 сажен.

 

В 1831 году по политическим соображениям в Мозыре был закрыт и бернандинский костел. В 1839 году закрыли Суховичский базилианский монастырь, известный с 1620 года (фундуш был получен в 1620 году, построен монастырь в 1720 году, вторично отстроен после пожара в 1796 году, упразднен в 1831 году). 12 февраля 1893 года была отменена Уния, а в 1841 году власти отняли земли католического духовенства. Католики лишились и Михайловского костела, который 23 года стоял без ремонта.

 

В это время в Мозыре имелась православная Михайловская, 2-го класса, собранная деревянная церковь, построенная в 1830 году за счет казны. Церковь обслуживала 959 прихожан мужского и 939 женского пола имела пахоты и сеножати до 400 десятин. К ней с 1841 года относился бывший бернандинский каменный костел, Лазаренская кладбищенская церковь. Николаевская деревянная, построенная в 1837 году и Сидельничесвая. К Параскиевской церкви в г.Мозыре, известной уже более 200 лет, была приписана в конце XIX века церковь Рождества-Богородицы, Борисковичская и Пеницкая. В ее приходе насчитывалось — 1504 мужчины и 1590 женщин. Земли — 232 десятины.

 

Свято-Троицкая церковь на Кимборовке, переделанная из бывшего каменного костела в 1894 году, имела в приходе б селений, 600 мужчин-прихожан и 600 женщин, церковной земли — 70 десятин. К ней была приписана церковь в деревне Гурины.

 

Дольше всех продолжал функционировать женский Кимборовский монастырь цистерсок, который был упразднен после второго польского восстания в 1864 году. Только на 4 декабря 1881 года была назначена распродажа здания монастыря на снос. Но ввиду неявки покупателей торг не состоялся. К этому времени монастырь владел 289,83 десятинами земли. Часть из них поступало во владения некоего Беляева. На имя императора Александра III 28 февраля 1882 года мозырскими дворянами Флорентином, Болеславом, Садином, Михаилом и Владиславом Ленкевичами была послана просьба оставить в неприкосновенности костел и монастырь. С подобной просьбой обратилась в Министерство внутренних дел летом 1886 года настоятельница монастыря Александра Пацевич. Обе просьбы; остальсь без ответа. 11 октября 1886 года Высочайшим указом. Кимбовский женский монастырь цистерсок был закрыт. Оставшиеся монахи: Александра Пацевич — 64 года, Михалина Монека — 49 Ядвига Саприновская — 46 лет, Урсула Ковицкая — 59 лет, — переведены в монастырь ордена Нарбертинок в Имбрановицах, Клецкой губернии. Не пожелала уехать одна — 76 летняя Анна Мисевич, сославшись на болезнь. 12 мая 1888 года здания и угодия монастыря были переданы православной церкви — протоиерею Антонию Савичу. Согласно описи, сделанной 11 мая 1888 года в собственности монастыря находились:

 

— каменное здание, покрытое покрашенным красной краской листовым железом. Длина здания 33 аршина (71 см), ширина 13 аршин, высота с крышею — 28 аршин — костел;

 

— здание монастыря в 2 этажа, длина 53 аршина, ширина, 12 аршин, первый этаж каменный, второй с деревянными промежутками — 6 келий (5 с печками, 1 — без);

 

— здание кухни, длина 25,5 аршина, ширина 10 аршин;

 

между прачечной и костелом — небольшой огородик — колодец;

 

— на другой стороне двора амбар, длина — 28,5 аршин, ширина — 10,5 аршина, еще есть склад хлеба и ледник;

 

— два деревянных низких и ветхих сарая, первый 3×2 сажени, второй 2×2 сажени (сажень-2,15м);

 

— флигель каменный одноэтажный, длина — 32 аршина, ширина — 9,5 аршин;

 

— дом деревянный одноэтажный, длина — 13,5 аршин, ширина — 7,5 аршин;

 

— гумно деревянное ветхое.

 

Земельные владения монастыря с 1864 года, как нами уже было отмечено, значительно сохранились:

 

— под постройками 1772 сажени;

 

— под двумя садовыми участками — 1 десятина 2300 сажен;

 

— под тремя овощными огородами — 3 десятины 1908 сажен;

 

— пахатной земли — 39 десятин 1810 сажен;

 

-лиственного кустарника — 23 десятин 130 сажен. Всего: 69 десятин 820 сажен.

 

Теперь откроем несколько страниц истории ныне действующего собора св. Михаила. Прошло более ста лет после того, как огонь уничтожил деревянные постройки Мозырского монастыря бернардинов. Только в 1760 году при маршалке Казимире Оскерко на фундаменте старого костела начал возводиться новый — каменный. Строительство продолжалось. довольно долго, затем последовали частые переустройки, восстановления приведшие к изменению первоначального проекта. Только через 15 лет после начала строительства, в 1775 году костел был в основном окончен и освящен. Однако, даже в 1818 году, не были завершены 2 башни на фасаде костела: "…На фасаде две башни не окончены, а ровно со стенами костельными возведены. Крыша костела из гонта, а весь костел изнутри не отштукатурен". Это сооружение представляет собой трехкефарную, одно-абсидную (пятигранную в плане), шестистолпную, двухбашенную базилику. Под всем зданием имеется подвал. Кладка его выполнена из красного кирпича размером (320-335) x (160-165)х(65-75) мм на известковом растворе. Более позднее завершение башен определяет их шатровую форму и выполнены они в другом, чем весь основной объем здания в стиле. Архитектура позднего ("белорусского" барокко получила в нем сложные и развитые формы декора; криволинейные очертания обрамлении порталов и окон; сложные профили карнизов; криволинейные (в плане) формы башен; развитые базы и капители многоступенчатых пилястр; монументальную, декоративную живопись в интерьере.

 

Только в 1829 году сообщается о законченных костельных башнях с "… куполами железной бляхой крытыми". В 1831-32 годах монастырь был упразднен, а костел закрыт. В 1839 году в Мозыре, во время большого пожара сгорела деревянная Свято-Михайловская соборная православная церковь. Во время этого пожара сгорел и закрытый костел бернандинского монастыря. В 1851 году была составлена смета на перестройку костела в православную церковь, однако, впоследствии того, что, находясь длительное время без крыши, здание сильно пострадало и разрушилось, ассигнованной на перестройку суммы оказалось не достаточно и работа не началась. Только после многих лет переписки с заинтересованными сторонами к работам наконец приступили в 1864 году.

 

На эти работы поступали пожертвования и от частных лиц: граждан Протасовой, Сухотина, Ляпина, от московской княгини Елизаветы Долгоруковой. Подрядчиком выступал минский купец Декой глава) А.А. Свечников, он же подарил 5 икон-копий с оригиналов Минского кафедрального собора, 2000 рублей пожертвовал граф М.Н. Муровьев, Московский священник С.Д. Цветков содействовал в приобретении церковной утвари и колоколов (Один колокол весил 60 пудов). Переоборудование костела обошлось в 14300 рублей — значительная по тем временам сумма.

 

5 сентября 1865 года новый собор был освящен архиепископом минским Михаилом. Главный престол освящен во имя Св. Архистратига Михаила: придел по правую сторону, теплый — во имя св. Кирилла, епископа Туровского на торжествах, посвященных этому событию пел хор, мозырской гимназии, завтрак давал мозырский городской голова И.К. Сайкровский. 4 апреля 1866 года учащиеся гимназии пожертвовали собору икону Александра Невского. Но особо уважалась икона Богоматери, вынесенная в 1859 из горящей Рождества-Богородской церкви. В соборе хранились Евангелие Львовское 1601 года и Киевская 1773 года.

 

К приходу Мозырского собора принадлежали обыватели города, живущие по Покровской улице, по Набережной и Киевской до Базарной площади мещане хуторов Козенок, Бобров, Раевских, Магрунок, Бобренят, Булавок, Соловьевки, и крестьяне: жители деревень Бибики, Гурины, 0кулинка. Всего прихожан мужского пола было 1381, женского — 1432. Собору принадлежали приходское училище в Мозыре и церковное Гуринах (здание училища и местную церковь построил в этой деревне помещик Обухович).

 

Священником с 1861 года по 1876 год был кандидат богословия Георгий Акинфов Тарнопольский диаконом с 1864 года служил Григорий Пигулевский. Собору принадлежит в это время 16 плацев в городе 10 сданы в аренду), 400 десятин пахоты, 300 десятин леса, 10 десятин сенаокоса, 100 десятин неудобий. На содержание в год отпускалось проторерию — 600 руб., священнику -500 руб., диакону — 300 руб., псаломщикам — по 150 руб.

 

Доходы собора от аренды составили 500 руб, за требы 400 руб; пожертвования 400 руб. В рассматриваемый нами период Мозырь приобрел и свой герб. В самом начале он служил городской печатью. Грамота польского короля Стефана Батория, выданная Мозырю 28 января 1577 года, определяла этот знак: на голубом поле фигурного щита, сужавшегося книзу, расправил крылья черный одноголовый орел с серебренным полуовалом на груди. В полуовале — красная буква "S". 10 сентября 1609 года этот герб был утвержден официально Сигизмундом III Вазой. Тогда же серебренный полуовал с буквой был заменен на алый. После присоединения Мозырщины к Российской империи, 22 января 1796 года над черным одноглавым мозырским орлом в городском гербе появился двуглавый — царский.

 

В XVII — XVIII веках в Мозыре и повете открылось несколько католических школ, которые находились при монастырях и костелах. В 1750 году в городе была открыта иезуитская школа, переведенная в 1773 году в местечко Юревичи, где она находилась до 1781 года. На польском сейме 9 октября 1775 года была создана Эдукационная комиссия, которая осуществляла надзор за деятельностью школ, находясь в Варшаве. Вся территория Речи Посполитой, Остававшаяся у этого государства после его раздела в 1772 году между Австрией, Пруссией и Россией, была поделена на 9 учебных округов и в каждом округе учреждена одна высшая шестиклассная школа. Мозырь вошел в состав Новогрудского учебного округа здесь была создана низшая трехклассная школа, преподавание в которой велось на польском языке. Посещать школу имели право только шляхетские дети (мальчики). Средства на ее содержание отпускались из конфискованных иезуитских фондов, а также делались денежные пожертвования помещикам Мозырского повета. После 1793 года на содержание школы стали поступать средства из государственной казны.

 

Дело обучения и воспитания находилось, естественно, в руках духовных лиц. Их было шесть: 1 префект, 4 профессора и 1 проповедник. С 1793 года надзор за школой принадлежал Минскому Приказу Общественного призрения. 1 мая 1797 года было сделано предложение о преподавании в школе "российского языка" и ведения делопроизводства на "российском диалекте". Распоряжение это в некоторой степени исполнялось до 1803 года, а затем в деловой переписке вновь стал употребляться польский язык. 24 февраля 1799 года, на основании постановления Минского Приказа Общественного призрения, "поезутская" школа была переименована в поветовое училище, а с 8 марта 1799 года, "согласно Высочайшему повелению", стала именоваться поветовой школой. Мозырская школа в 1801 году имела 64 учебника, обучение вели 4 учителя. В школьной библиотеке имелась 51 книга. Эта школа считалась второй по величине в губернии после Минской.

 

В начале 1801-1802 учебного года были введены новые штаты, при этом Мозырская школа была подчинена в отношении наблюдения Главной Минской школе. По новым штатам состав преподавателей, уже четырех штатов школ, был следующий: 1 префект, 3 профессора 4-го класса с годовым жалованием в 300 рублей, 2-го и 3-го классов с жалованием по 250 рублей, и учитель 1-го класса с жалованием в 200 рублей.

 

В школе преподавались следующие предметы:

 

* в первом классе — первая часть грамматики " на российском, польском и латинском языках", чистописание и первая часть арифметики;

 

* во втором классе — высшая грамматика-синтаксис, поэзия польская и латинская и наука моральная;

 

* в третьем классе — риторика, история, география, мораль или начало этики;

 

* в четвертом классе — высшая арифметика, геометрия, начало алгебры, рисование и начало физики.

 

В иностранном классе (был и такой) преподавались французский и немецкий языки. Занятия проводились с 8 до 10 часов утра или с 3 до 4 дня. Преподавание велось по книгам изданным в период, когда Мозырщина входила еще в состав Речи Посполитой, а значит, совершенно не соответствующим задачам новой школы и поэтому Приказ Обшественного призрения распорядился, чтобы "книги за бывшим польским правлением, изданные Эдукационной комиссией и написанные по тогдашнему образцу мыслей, по которым учение и ныне в школах под ведомством сего приказа продолжается, небыли юношеству преподаваемы, впоследствии чего определено предписывать господину префекту тотчас подтвердить всем школам Мозырской профессорам, дабы они по книгам, коим особо при сем следует реестр (перечень), ни каким видом юношеству лекции не дваали и никогда не представляли оных к чтению их, а ежели профессор без оных обойтись не можно, в таком случае при чтении пропущали б непременно означенные в реестре страницы заключающие в себе самодержавную власть". В 1803 году Мозырская поветовая школа, преобразованная по уставу 18 мая того же года, именовалась сначала "общественной школой", а затем "уездным училищем" и находилась в ведении Виленского университета, который для ознакомления с постановкой учебно-воспитательного процесса посылал к нам в город своих ревизоров.

 

После того, как в 1796 году была введена черта оседлости для евреев, в Мозыре открылись 2 школы для евреев. К сожалению, данных об этих школах у нас нет. В дальнейшем еврейских учебных заведении различных типов в городе становится значительно больше, т.к. в 1823 году последовало распоряжение о переселении евреев в города и местечки из деревень и еврейское население Мозыря многократно увеличилось. Ни государственных медицинских учреждений, ни частных у нас в те времена не было. Жители при острой необходимости, в основном, обращались к повивальным бабкам, знахарям и колдунам. Эпидемические заболевания: тиф, холера, малярия, дизентерия и т.д. — были частыми гостями на Мозырщине.

  • Комментарии [0]
  • Просмотров: 6 967 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.