Разделы сайта
Наш опрос
Главные новости
Гости их Голландии в ГПУ
23 года длится дружба государственного педагогического университета имени И. Шамякина с Фондом помощи детям, пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС из Нидерландов. В свой нынешний визит голландцы познакомились с историей и учебно - методической базой университета, культурными и образовательными традициями. Во время встречи были определены направления дальнейшего сотрудничества.
Итоги ДОСААФ в Мозыре
В Гомельской области подведены итоги среди организационных структур ДОСААФ, которые готовят водительские кадры для народного хозяйства и силовых структур. Мозырская автошкола уже пятый раз подряд становится победителем. Ежегодно на дороги региона выезжают 1200 водителей, бывших курсантов Мозырского ДОСААФ.
ОАО «Мозырские молочные продукты» - в победителях.
ОАО «Мозырские молочные продукты» приняли участие в международной отраслевой выставке «Продэкспо - 2017», которая проходила 6- 10 февраля 2017 года в г. Москва.
На этом международном форуме определяли победителей в 50 номинациях. В этом году в проекте «Лучший вкус» был представлен ОАО «Мозырские молочные продукты». Победителей этого конкурса определяли путем публичной дегустации (длилась 4 дня) с последующим подсчетом голосов. Все финалисты могут маркировать свой продукт знаком «Лучший вкус». По итогам конкурса дипломами 1 степени отмечены творог «Радуга вкуса» с массовой долей жира 1%, 5%, а также биоряженка жирностью 2,5%. Хочется отметить также, что продукцию с брендом «Радуга вкуса» можно приобрести в торговой сети нашего региона, а также в 12 фирменных магазинах предприятия.
У ЭК "Криничная" есть экономический рост
Экспериментальная база «Криничная» в 2016 году от реализации семян кукурузы выручила 15876 тысяч рублей. Мозырские гибриды можно выращивать во всех климатических зонах нашего государства. Гомельскому аграрному сектору в 2017 году будет поставлено 4800 тонн зерна, а в другие регионы 1700тонн. Несмотря на низкие цены, рентабельность производства семян кукурузы увеличилась с 3 до 12 %.
25 февраля 2017 года в парке культуры и отдыха «Победа»
 25 февраля 2017 года в парке культуры и отдыха «Победа» в 12-00 состоится праздник «Масленица». Что же это за праздник и как его праздновали славяне? Масленица – это древний славянский праздник, сохранившийся до наших дней еще со времен языческой культуры. Изначально ее связывали с днем весеннего солнцеворота. С принятием христианства на Руси Масленица была приурочена к последней неделе перед Великим постом, поэтому дата празднования каждый год стала меняться в зависимости от Пасхи.


  • Войти

  • Войти с помощью:


Погода в Мозыре
Погода в Мозыре
Курсы валют в Мозыре
Полезное
Метки и теги
Архив новостей
Март 2017 (4)
Февраль 2017 (12)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (12)
Сентябрь 2016 (14)
Август 2016 (17)
Первый-второй
Быть может
Мозырь: история. Мозырь в составе ВКЛ и Речи Поспалитой часть 1

В ХIII-ХIV веках в Восточной Европе образовалось большое феодаль государство. Называлось оно княжество Литовское, Жамойское и Русское. В его состав вошли литовские, белорусские, украинские и часть русских земель. Эти земли присоединились к Великому Княжеству Литовскому, Жамойскому и Русскому, как указывает московский историк В.Т. Пашуто, путем соглашения князей литовских с белорусскими и украинскими феодалами при сохранении за последними прежних льгот, привилегии и определенного самоуправления по принципу "мы старины не рухаем".

 

К началу XV века Великое княжество Литовское занимало обширную территорию. Его границы простирались от Жмуди (Жемайтии — западной части современной Литвы) и Поддяшья до рек Угры, Оки и Оскола на востоке, от верховьев Вилки и Ржева на севере до причерноморских степей на юге. При великом князе Витовте Кейстутовиче была, уже завоевана территория между устьями Днепра и Днестра и воины Великого княжества вышли к берегам Черного моря.

 

В составе ВКЛ Мозырь продолжает развиваться как; торгово-ремесленное поселение. Статус его был определен как "господарский город", а это значит, что Мозырь не попал в частные руки и являлся собственностью государства.

 

В 1413 году на Гродненском сейме в Литве было .решено создать по польскому образцу воеводства. Наш город с окрестностями вошел в состав Минского воеводства, которое делилось на три повета: Речицкий, Минский и Мозырский.

 

Мозырские купцы XV века имели обширные торговые связи. Припятский торговый путь связывал их с Киевом, Пинском, Брестом, а через эти города с Россией, Польшей и Прибалтикой.

 

Но власть великого Литовского князя не могла в полной мере оградить город от разрушений, которые следовали в результате набегов крымских татар. Такие набеги имели место в 1497, 1521 и даже в 1534 годах.

 

Во время первого набега одна из орд крымских татар через Волынь прорвалась на Мозырщину. В Скрыгалове татарами был застигнут Киевский митрополит Макарий. На берегу озера его убили. В 1897 году на месте гибели митрополита Макария в присутствии священника З. Завитневича, профессора Киевской духовной академии, памятник поставили с иконой, а в Скрыгалове в его честь построили часовню. Этот год был очень трудным: плохой урожай, татарский набег. Весной 1498 года начался, голод. А последний из набегов, очевидно, имел для города очень тяжелое последствие. Обратимся к П.М. Шпилевскому: " В первых годах господства Сигизмунда 1-го перекопские татары стали тревожить западнорусский край, и Мозырь — один из первых городов, попавший в число в татарщины. Татарские набеги на Мозырь породили героев, среди которых народные песни прославляют храброго неустрашимого Базара, родом грека. Базар не раз громил татар и в награду за свои услуги получил от короля Сигизмунда поместье Ипогор, близ Мозыря. Через два года Базар был взят в плен татарами и убит. Ипогор перешел во владение другого такого же храброго воина — Демьяна Ленка, называвшего в грамотах: Ленко Иногорский. Такая фамилия Ленка, преобразовавшаяся в Ленкевича впоследствии является представительницей старостовского звания на Мозырщине: один из Ленкевичей был первым мозырским старостой. Несмотря на появление таких героев, татары все-таки не оставляли Мозырь в покое и в 1534 году немилосердно выжгли город и перерезали жителей. Как сообщают источники: "Мозырь не существовал до 1609 года". Слухи о гибели преувеличены. Но об этом рассказ впереди, а пока снова вернемся к концу XV века.

 

Видимо, под впечатлением татарского нападения на Киев в 1482 году, старостой Михаилом Гашным был построен Мозырский замок. Но В.П. Семенов ставит под сомнение эту дату, утверждая, что в это время мог быть только восстановлен ранее существовавший замок и введены усовершенствования (на месте бывшего городского детинца). Первые достоверные сведения о Мозыреком замке относятся к 1509 году. Собственно, замок состоял из трех башен, соединенных оградой, и нескольких домов между ними, которые также выполняли роль оборонных сооружений. Перед замком был сооружен паркан — передовое укрепление. В замке находилась церковь Святого Спаса, несколько жилых и хозяйственных построек, колодец. Остатки одного из строений этого периода удалось найти при археологических раскопках в северной части замчища.

 

В 1507 году началась война с Русским государством. Часть белорусских и украинских феодалов во главе с Михаилом Глинским пыталась добиться перехода в подданство московского князя. Глинский открыто выступил против Сигизмунда I весной 1507 года. Его поддержали Мозырь, Гомель, Бобруйск и другие белорусские города. По некоторым данным, он, захватил при помощи русских войск Мозырь и в 1508 году тайно заключил здесь договор с крымским ханом Менгли Гиреем.

 

После погромов, учиненных перекопскими татарами в 1521 и 1534 годах, город не успели отстроить, т.к. началась новая война с Москвой. Третья московская рать под началом князя Федора Овчины-Телепневского- Оболенского, выйдя из Стародуба, двинулись в поход на запад, опустошив в 1536 году окрестности Могилева, Мозыря, Турова "не уступая в лютости татарам." Мозырь был разорен. Но как бы ни были велики разрушения, город все-таки продолжал существовать. Об этом свидетельствуют описи имущества, проведенные в Мозырском замке в 1552 и 1567 годах. Замок был заново отстроен в середине XVI века наместником польского короля мозырским старостой Николаем Нарбутом, воеводой Подляцким. Староста заявил, что восстановленный замок будет символом вечного господства здесь польской короны.

 

Для тех времен замок представлял внушительное укрепление. На его вооружение имелось 10 орудий (5 больших и 5 малых), 53 гаковницы, достаточное количество ядер, пороху, свинца и серы. К замку были приписаны две волости: Мозырская (28 сел) и Бчицкая (Птическая) (14 сел). Мозырская волость располагалась от реки Птичь, на западе, до Вити, на востоке. Мозырский замок считался государственным и для его содержания работали не только мозырские мещане, но и крестьяне, прописанных к замку волостей. В замковых работах при нужде принимали участие и крепостные окольных дворян. Мещанское население города, крестьяне волостей несли в пользу замка целый ряд повинностей, кроме того, тяглое население было обложено поземельным налогом. Мещане имели некоторые вольности: могли заготавливать себе дрова, строевой лес, косить сено. Всего 30 мещанских дворов имели землю, которую они арендовали или покупали у окрестных селян. Мещане платили за эти участки Куничную дань в 7 грошей и в 2 пенязя. Не имевшие пахотной земли платили "поворотщину", т.е. подворную дань по 1 грошу и 2 пенязя. Для нужд замка взималась также дорожная пошлина: "мыто водяное" (с людей плывущих по реке) и "сухой дорогою". В это время пытались построить мост через Припять, и на нужды строительства от воза брали 0,5 гроша, а если везли соль, рыбу или горелку, то и особую плату.

 

Состав населения города, находящегося на рубеже Белоруссии и Украины, был пестрым и не постоянным: многих жителей называли "прохожими". По описи 1552 года в Мозыре проживало 1500 человек.

 

Согласно "Устава на волоки" Сигизмунда II Августа, введенного с 1557 года, у крестьян отрезали землю. Нормой надела для одного хозяйства была волока земли (21,3 га), разбитая на три поля. Бедняки получили уменьшенные наделы, в среднем пол волоки. Дворищи распадались на отдельные "дымы", состоящие обычно из двух семей (отец и женатый сын, два сына и т.д.). Устанавливалась барщина: 2 дня с волоки, уплата оброка деньгами и продуктами. Крестьянин лишался права перехода к другому хозяину, должен был отдавать десятину в пользу церкви, выполнять государственные повинности (ремонт замков, исправление дорог, перевозки и др.). До принятия Третьего Статута Великого княжества Литовского, который окончательно закрепостил белорусское крестьянство, оставалось совсем немного — чуть более 30 лет. И в это время жители Мозыря отказывались выполнять натуральные повинности, мотивируя этот поступок следующим образом: "Мы, как люди городские, будем жить торговлей, ремеслом и рекой". Это заявление мозырян свидетельствует о том, что к середине XVI века город не смотря на свои небольшие размеры, начинает активно выделятся из сельского округа как ремесленный и торговый центр.

 

После разграничения 1564 года, в состав Мозырского повета вошла Брагинская волость. С 1566 года Мозырский повет по реформе Виленго сейма входил в состав Киевского воеводства. Это положение сохранялось вплоть до принятия Люблинской Унии и образования в 1569 году Речи Посполитой — объединенного польско-литовского феодального государства, куда вошли белорусские и украинские земли. Мозырь вновь становится поветовым центром Минского воеводства.

 

3 декабря 1576 года в городском замке вновь была произведена инвентаризация. Инвентарь составил Метеуш Возницкий. Давайте, уважаемые читатели, последуем за автором и войдем зрительно в средневековую мозырскую твердыню.

 

"Сначала у входа в замок первая башня у замковых ворот по левой стороне с 6 исправленными ярусами. (Замок располагался в северо-западной части холма между современными площадями Ленина и Горько, улицами Советской и Комсомольской. Ворота замка находились в начале улицы Гора Коммунаров, напротив военного комиссариата). Вторая башня по левую сторону от входа в замок с 6 ярусами, по 2 без настилов. Третья башня Птичская. На ней купол, покрытый белой жестью, 6 ярусов, но только 3 с настилами. В этой башне горница с печью, без стекол. Также 6 ярусов, но с настилами только 5. Возле этой четвертой башни с одной стороны горница и напротив нее клеть без стекол. С одной стороны этой нее башни другая горница с печью, а напротив комната без стекол. В замке, внизу, 2 горницы с печами, но очень плохими, и 2 клети подгнившие, без стекол. Третья горница не застекленная в замке у самой земли. Напротив нее сени с ободранной крышей. Гридница в замке с ободранной крышей, а напротив нее кухня. Колодец крытый с одним ведром. 3 исправных амбара. Один погреб исправный, а другой уже завален. Все в замке, как башни, так и стенные зубцы, в значительной части не покрыты.

 

Огнестрельное оружие в замке.

 

Медная пушка, которая стоит у ворот, в 9 с половиной пядей — старинная мера длины, равная расстоянию между концами растянутых пальцев, большого и указательного. Вторая медная пушка в той же башне у от также 9 с половиной пядей. Третья медная пушка в той же башне на третьем ярусе в 13 пядей. Четвертая медная пушка по правую сторону от входа в замок в 9 с половиной пядей для ядер меньшего калибра.

 

Все эти пушки стоят на окованных колесах со всеми принадлежностями. 3 окованные железные малокалиберные пушечки.

 

Старая железная пушка, привязанная веревкой к лафету, в 3 пяди. 4 железных шеста. Железная ступа для размельчения пороха. 46 пищалей. Клеть, облепленная глиной, для хранения пороха. 2 рыбные бочки и половина бочонка пушечного пороха.

 

Порох для пищалей.

 

Первая бочка неполная на три пальца. Вторая бочка неполная на пядь. Третья бочка неполная на ладонь, четвертая бочка полная. Пятая бочка неполная на пядь, но бочки не одинаковые, большие, также мозырские рыбные.

 

Ружейный порох.

 

Первая бочка на ладонь неполная, вторая бочка в углу возле нее также не совсем полная, третья бочка на ладонь неполная, четвертая бочка на ладонь неполная. Пятой бочки, также рыбной мозырской, больше половины. Серы третья часть бочки. Свинца четыре свиньи.

 

Ядер к этим двум большим пушкам каменных 190 одного калибра. К третьей пушке, длинной, 22 ядра, облитых свинцом, к ней же 14 каменных ядер. К четвертой малой пушке, находящейся в башне по правую сторону от входа в замок, 20 ядер, облитых свинцом. Малых ядер, облитых свинцом для малокалиберных пушек — 18.

 

Пуль для пищащий — 600. Подпорок пушечных — 18. 2 железных клина лежат у ядер. 2 пороховниц для пищалей. Пушечного пороху в клети под замком у пушкарей около двух фунтов.

 

Мост к замку высокий, старый, сильно поврежденный, так что и пешком по нему не пройдешь.

 

Перед замком две горницы, друг против друга, в которых балки подгнили, нет печей и частично крыши, нет стекол. Пекарня и напротив нее кухня с ободранной крышей. Конюшня с одной стороны подгнила. Ремонт в ней не производился".

 

Согласно этому документу, в Мозыре насчитывалось 350 домов, рынок с 44 каморами (лавками), 5 церквей, госпиталь. Население города составляло около двух тысяч человек. В целях укрепления городского хозяйства и, конечно же, увеличение поступлений в королевскую казну, 28 января 1577 года король Речи Посполитой Стефан Баторий подписал грамоту, по которой Мозырю предоставлялось магдебургское право, т.е. некоторая самостоятельность в управлении. Порядок выборов в городские органы самоуправления в Мозыре был одноступенчатым: мещане с войтом избирали весь состав городской рады. Согласно магдебургскому праву этот орган самоуправления во главе с бургомистром должен был собираться "не менее одного раза в неделю, либо столько, сколько понадобиться". Городским войтом был назначен подкомарий Виленский Николай Ясинский, которому дана была полная власть "по всем делам об уголовных преступлениях". В помощь войту горожане ежегодно должны были избирать четырех лиц, которые постоянно проживали в городе. Мозырю была пожалована собственная печать в виде орла. Горожанам предоставлялось право свободной рубки, сбора, вывоза из королевских лесов и рощ деревьев, бревен для домашних нужд на четыре линии в окружности от Мозыря.

 

В дополнение к существовавшим рыночным торгам (базарам), проводившимся по пятницам, в городе учредили две ежегодные ярмарки: первая — в день святого Ильи (август), вторая — в день святого Василия (январь). На эти ярмарки и базары разрешалось приезжать людям любых сословий, из различных городов, с различными товарами. После заключения в 1596 году Брестской церковной унии, год спустя, король Речи Посполитой Зигмунд Ш дает русскому духовенству Мозыря полную свободу от влияния воеводы и всяких гражданских властей, что в это время было особым актом исключительной веротерпимости. Казалось бы на городском горизонте нет, или совсем мало туч. Но это только казалось. Летописец писал под 1587 годом: "мало не пуста земля была… неурожаи, голода мае, болезни, мор, лета ненастные, неурожайные". А тут еще постой войск. Например, стоял в Мозыре в 1596 году гетман Полоус, казаки которого причиняли жителям города много обид и разорении. А тут еще не всегда везло со старостами. По свидетельству авторов географического словаря королевства Польского, изданного в 1885 году, "Около 1603 года произошло великое бедствие в Мозыре. Управлял тогда староством некто Полонский, привлеченный, якобы, сокровищами местными в замковых стенах, приблизил к себе замковую казну и предав огню замок и город пропал без вести. Выгорел тогда замок и город полностью, закрыл тайну низкого поступка в пожарищах и руинах, так как Полонский исчез бесследно, и оставив только домыслы для истории".

 

В начале XVII века мещане Мозыря предприняли решительные меры против наступления феодалов на права горожан. Повод для возмущения дал староста мозырский, который подчинил своей власти часть мещан города, объявил их своими поданными — они попадали под юрисдикцию а, т.е. лишил этих людей магдебургекого права. 3 октября 1615 года, доведенные до отчаяния феодальными поборами, самовольством городского старосты, замковой администрации и арендаторов, жители Мозыря, возглавляемые бургомистром Жданом Мушей, Иваном Крицким, Иваном Волчком, сапожником Дорошко, вооружились и осадили замок. В столкновении были убиты три представителя замковой администрации и арендаторов. В результате восстания власть в городе перешла в руки магистра. Но до полной победы было еще далеко. Королевский наместник не пожелал возвратить под юрисдикцию магистрату часть жителей Мозыря, которую он пытался подчинить себе. Поэтому летом 1616 года мозыряне вновь взялись за оружие и напали на замок. С большим трудом королевским войскам и шляхте удалось подавить восстание, но через несколько месяцев оно вспыхнуло с новой силой. Его участником стал, в основном, городской плебе, или, как говорится в документе, "люди свовольные, людные". Это с самого начала движения, объединившего разрозненные выступления в единую цепь, придало ему острый наступательный харакрер. Мещане составили отряд из нескольких сот человек. Восставшие заявили об отказе уплаты налогов и поборов в казну, подвергли аресту жителей города, не принявших участия в восстании. Судя по тексту судебного разбирательства, это была городская верхушка. Гнев восставших обрушился также на арендаторов и шляхту, жившую в городе. Околичной шляхте было запрещено въезжать в город под страхом смерти. Блокировав замок, восставшие захватили власть в городе, избрали войта и все причитающиеся казне поборы, обратили в доход города.

 

Как полагает З.Ю. Копысский, восстание горожан Мозыря, начавшееся как борьба за сохранение своих сословных привилегий, вскоре развернулась в социально-политическое движение городских низов против феодального класса и городской верхушки. А запрет шляхте появляться в городе — единственный случай среди сохранившихся сведений о борьбе горожан за свои права. Как закончилось восстание — источники не сообщают. Из разбирательства в великокняжинском (асессорском) суде можно заключить, что оно длилось несколько месяцев, ибо в вину восставшим ставилось, что из-за бунта несколько месяцев "не заседал замковый суд". Власти вынуждены были пойти на уступки восставшим. В 1622 году суд принял решение, по которому мещане, находившиеся под властью замка, получали магдебургекое право и передавались под юрисдикцию городского самоуправления. В доход города также был отдан ряд поборов с торговли и ремесла.

 

Политические, экономические и социальные процессы, протекавшие во второй половине XVI — первой половине XVII веков, не дают нам возможность утверждать, что Мозырщина, как составная часть Речи Посполитой, относилась к процветающим регионам. В 1588 году принимается Третий Статут Великого княжества Литовского, который юридически оформил окончательное закрепощение белорусских крестьян, а в октябре 1596 года в городе Бресте была заключена церковная уния, которая фактически поставила в Речи Посполитой православную церковь в зависимость от католицизма. Теперь к экономическому и национальному угнетению прибавляется еще и религиозное: насильственное насаждение католической веры среди жителей Мозыря и Мозырского повета, поскольку население здесь в подавляющем большинстве было православным.

 

Недовольство народа увеличением феодальных поборов, усилением национального и религиозного гнета росло и в 1648 году и вылилось в национально-освободительную войну, пожар которой вспыхнул на Украине и в Белоруссии. Основной силой восставших было запорожское казачество, возглавлял которое гетман Богдан Хмельницкий. Яркую страницу в истории "казацких войн" вписали и жители Мозыря.

 

К лету 1648 года восстание, начавшееся на Украине, перекинулось к нам, в Белоруссию. Поднялись многие белорусские города. И в начале первых в пограничных с Украиной землях: Брест, Пинск, Туров, Мозырь. Богдан Хмельницкий придавал большое значение этим городам, т.к. они прикрывали правый фланг казачьего войска и отвлекали на себя значительные военные силы Речи Посполитой. Сюда, на помощь белорусам, он присылал казачьи отряды во главе с опытными атаманами: Галаватским, Кривошапкой, Микулицким, Горкушей, Соколовским, Бутом и др. Хорошо понимали значение городов, расположение на реке Припять, и в Речи Посполитой. Именно сюда и направил первые удары своего войска виленский вольный (пограничный) воевода Януш Радзивилл. Его многочисленные хоругви, состоявшие из шляхты и наемников, рассчитывали с захватом Пинска, Турова перерезать пути казацким отрядам из Украины в Белоруссию, а затем обрушиться на фланг или тыл войска Богдана Хмельцкого.

 

К лету 1648 года Мозырь стал одним из пунктов сосредоточения отрядов восставших, бойцами которых становились городские жители, крестьяне окрестных деревень, казаки. Повстанцев возглавил мозырский ремесленник Иван Столяр. Горожане составляли особую хоругвь под предводительством мозырского ремесленника Седляра (седельного мастера). В начале августа к Мозырю прибыл, посланный Богданом Хмельницким, 2-х тысячный отряд атамана Яна Соколовского, который затем ушел к Слуцку. А в нашем городе его сменили казаки полковника Михненко. Михненко привел к нам своих казаков из Туровщины. Отряд шляхты и наемников под началом писаря Воловича был разгромлен внезапным ударом под Мозырем и бежал.

 

Восставшие жители Мозыря объединились с казаками Михненко, справились с приверженцами католической веры и старой власти.

 

После захвата в октябре 1648 года Пинска, войско Я.Радзивилла двинулись тремя колоннами вдоль берегов Припяти на восток. Около Нобеля к нему присоединилось войско Мирнского. Шляхтичи располагали введениями, что к концу, августа, — началу сентября силы повстанцев в Мозыре составили "400 человек из черни здешних краев. Среди этих 400 набрана одна хоругвь из самого города". Таким образом, удельный вес казачества в общей массе повстанцев, как казалось Радзивиллу, был не очень большим.

 

18 января 1649 года хоругви шляхтичей и наемников подошли к Турову. В этом городе находилось в то время около 2 тысяч повстанцев, которыми командовал Кондрат Цевка, называвший себя "полковником туровским". В составе его отрядов было около четырехсот казаков. Туровчане, узнав о приближении крупных сил противника, не ввязываясь в сражения, отступили к Мозырю.

 

Оставив в Турове обоз, Радзивилл двинул свое войско далее вниз по Припяти, к нашему городу. Шесть легких хоругвей он направил в Овручскую броду (по всей вероятности, он находился на реке Словечна), чтобы не допускать к городу подхода подкрепили из Украины и перерезать возможный путь отступления повстанцев. Заняв Скрыгаловскую Слободу, Радзивилл выслал к Мозырю на разведку одну из своих личных хоругвей.

 

Расположенный на правом берегу Припяти, по вершинам и склонам возвышенности, на самой Спасской или, как ее иначе называли, Замковой горе и вокруг нее, Мозырь был хорошо укреплен. Вершину возвышенности занимал описанный нами ранее деревянный замок, боевые башни которого были соединены стенами из толстых дубовых бревен, обмазанных с наружной стороны глиняным раствором. Стены достигали в высоту 8-ми а то и 10-ти метров. Замок был окружен (исключая сторону реки) высоким валом и рвом, через который переброшен мост, соединявший крепость с посадом. По склонам возвышенности вокруг замка были расположены дома, лавки, мастерские, хозяйственные постройки жителей посада. С трех сторон город, как и замок, был обнесен деревянной стеной, валом и глубоким, до 10 м, рвом. Со стороны высокого и обрывистого берега Припяти укреплений не было. Хочется заметить, что в те времена волны реки плескались там, где сейчас пролегает Советская улица, а площади, окружающие Замковую гору, были заливами Припяти.

 

Итак, учитывая условия зимы, мозырские и туровские повстанцы готовились к жестокому бою. Они укрепляли городские и замковые стены, перегораживали улицы посада ледяными глыбами и деревянными срубами, наполненными землей. Перед городской стеной были сооружены дополнительные сооружения из заостренных бревен, вкопанных в землю с наружным наклоном, связанных между собою и заваленных сзади землей и ледяными глыбами. Склоны валов, крепостные бастионы повстанцы залили водой. Вдоль берега Припяти они сделали широкие проруби, лед из которых шел на сооружение уличных баррикад. С этой стороны к городу подступиться было, практически, невозможно.

 

К повстанцем был послан гонец с письмом, в котором Радзивилл требовал прекратить сопротивление и впустить в город его войско. За то, что повстанцы сложат оружие, князь обещал право горожан и казакам свободного выхода из города. Но мозыряне знали цену подобным обещаниям: жители Пинска и Турова, даже не оказавшие сопротивления, были по приказу гетмана уничтожены. Вместе с казаками они отвергли предложение о капитуляции, а гонца, который привез им это письмо, заковали в цепи и посадили в подвал.

 

Хоругви, посланные к Овручскому броду, подошли к Мозырю с юга и остановились в деревне Наружновичи (возможно, нынешние Булавки или Бобренята) на расстоянии мили от города. Она оказалась настолько неожиданной для воинов Радзивилла, что, по сообщению шляхтича Богусдава Машкевича, находившегося в войске князя в качестве хрониста, наемники и шляхтичи, застигнутые врасплох, едва успели опомниться и убежать. Шляхетский знаменщик удирал от повстанцев босиком. Подоспевшие к Наружновичам дружины сдержали натиск отряда Михненко и восставшие вынуждены были вернуться в город.

 

К концу января все хоругви Радзивилла подошли к Мозырю, окружив его плотным кольцом. Ранним утром 29 числа князь приказал начать штурм города. После артиллерийского обстрела пехотинцы ринулись на приступ, но первая атака успеха не имела. С большими потерями они были отброшены повстанцами от городской стены. Их попытка ворваться в город с другой стороны тоже окончилась неудачей. Не принесли успеха и атаки на позиции мозырян и казаков в конном строю. Тогда Радзивилл приказал всему войску спешиться и, после долгого обстрела города из пушек, с трех сторон начал штурм. Повстанцы несколько раз отбрасывали противника от стены, но долго; противостоять профессиональной, хорошо обученной военному делу армии они не могли. Тем более, что драгуны использовали интересный, с точки зрения военной хитрости и тактики, прием. Они под прикрытием нескольких обозных саней, нагруженными приблизились к воротам (по всей вероятности, со стороны нынешней улицы Фрунзе), выбили их тяжелыми бревнами (таранами) и ворвались в город. На улицах начались ожесточенные рукопашные схватки. наемники и шляхтичи оттеснили повстанцев от городской стены и других сторон. Повстанцы, закрывались в домах, умирали в упорном бою, не переставая стрелять, защищая каждую постройку, каждый подвал, каждую баррикаду.

 

К концу короткого зимнего дня нападавшие ворвались в замок. Одна из групп повстанцев была оттеснена к берегу Припяти и прижата к широким прорубям, где и произошла последняя отчаянная схватка. Мозыряне и казаки сражались до последнего. Они гибли в ледяной воде Припяти, но в пленне сдавались. Один из руководителей восстания — Седляр, каким-то образом в суматохе боя, воспользовавшись наступившими сумерками, на лошади вырвался из города. Бросившийся в погоню драгун уже почти настиг беглеца и даже занес над ним руку с саблей для последнего удара, но лошадь вдруг споткнулась и он вылетел из седла, ударился о мерзлую землю и потерял сознание. Лошадь драгуна поднялась не получив травмы, и последовала за повстанцем. Дальнейшая судьба Седляра не известна.

 

Особенно "отличились" во время штурма Мозыря командиры хоругвей Н.Гозенский и К.Тузенгауз. Прошел слух, что в Мозыре пленен сын казацкого атамана Головацкого, но он оказался ложным. А вот израненный полковник Михненко действительно был захвачен в плен. Радзивилл приказал сбросить его на обледенелые камни с самой высокой (Птичской) башни замка. Отрубленную голову казацкого предводителя каратели выставили на пике на городских воротах. В захваченном городе наемники и шляхтичи жгли дома, добивали раненных, зверски расправлялись с горожанами. По приказу Радзивилла замок был подожжен. Вместе с цитаделью сгорел и бернандинский мужской монастырь, существовавший в Мозыре с начала XVII века. Последние упоминания о мозырском замке относятся к 1676 году. Просуществовав почти три столетия, Мозырский замок погиб в огне "Радзивилого костра". То, что пощадил огонь: камни фундамента стен и башен, кафель и черепицу горниц, жесть и остатки деревянных стен, — было впоследствии разобрано жителями Мозыря на восстановление своих домов и хозяйственных построек. После этого разгрома Мозырский замок больше не восстанавливался. Об этих днях Богуслав Мацкевич писал: "Более других отличались немцы, которые не щадили не только самих казаков, но и женщин и детей."

 

Радзивилл ограбил город как профессиональный мародер. Тот же Машкевич с большим неудовольствием вспоминал: "Пехота Юсеклюза и драгуны Оттенгауза обирали в пользу князя все лавки и дома… все лучшее взяли в пользу князя остальное взяли немецкие драгуны и пехота… и не досталось нам никакой добычи, разве кто привез какую куницу или кусок сала, все же олово, медь, серебро, золото, деньги и т.п. — все это отошло на долю князя".

 

Войско Радзивилла стояло лагерем близ Мозыря целую неделю, залечивая полученные во время штурма города раны. Наемники и шляхтичи грабили не только город, но и окрестные деревни, убивали крестьян, принимавших участие в восстании. Затем, вместе с прибывшими из Турова обозами, войско двинулось по направлению к Бобруйску на помощь полутора тысячному отряду хорунжего Воловича.

 

Несмотря на жестокое подавление восстания, польской и литовской шляхте не удалось запугать белорусов, — наши предки не прекратили борьбу. Но эта борьба изматывала силы враждующих сторон, приводила в упадок и без того не блущущее хозяйство, порождала политические и социальные конфликты более мелкого масштаба. С середины XVII века Речь Посполитая вступила в полосу длительных, разорительных войн и внутренних междоусобий. Подсчитано, что из 68 лет польской истории (с 1648 по 1716) 65 лет приходится на военные годы.

 

Конечно, Мозырю доставалось не менее, чем другим белорусским городам.

 

После Переяславской Рады, в 1654 году вспыхнула новая война между Россией и Речью Посполитой. Мозырь вместе с другими белорусскими городами попадает на некоторое время в зону действия русских войск. По андрусовскому перемирению 1667 года Мозырь, как город приднепровский, остался в пределах Речи Посполитой. В период "казацких" воин он пострадал до такой степени, что даже численность населения в нем значительно сократилось. Дело дошло до того, что при короле Яне Сабесском в 1676 году было принято постановление о бессрочном освобождении Мозыря от всяких прохождений и постоев войск. Продолжались волнения в Мозырском повете. По-прежнему частыми гостями здесь были украинские казаки. В марте 1677 года в ответ на многочисленные жалобы феодалов Великого княжества Литовского коронный гетман Д.Вишневецкий обратился к "панам полковникам, сотникам и всем старшинам войска, Речи Посполитой Запорожского" со специальным универсалом, в котором приказывал, чтобы никто "в добрах, расположенных в Литовском Полесье и прежде всего в Мозырском и других поветах Великого княжества Литовского, не осмеливался останавливаться, выбирать провиант и чинить какие-либо хотя малейшие обиды". Гетман предупреждал, что тех, кто будет разорять шляхские имения, он подвергает жестокому наказанию. Однако и этот универсал не дал желаемых результатов. Поэтому 14 мая 1677 года; в ответ на новые жалобы магнатов и шляхты, коронный гетман СЯблонский вновь строжайше запретил украинским казакам вторгаться в пределы Мозырского повета и причинять "обиды обывателям". В связи с этим и другими потрясениями убыль населения Мозырского повета к концу XVII века составил 60%. Король Август II вынужден издать в 1698 году специальный Привелей на освобождение города от разного рода повинностей "по поводу бывших в нем разорении и не приятельских опустошений". Что же представлял собой Мозырь в это время? Давайте, уважаемые читатели, совместно с В.И. Пашевичем совершим небольшое путешествие в наш город конца первой четверти XVIII века.

  • Комментарии [0]
  • Просмотров: 5 576 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.